Решит ли биологический паспорт проблему кровяного допинга?


Решит ли биологический паспорт проблему кровяного допинга?

Тема

В последнее время разговоры о введении нового средства борьбы с допингом, паспорта крови, разжигают страсти. Кто-то связывает уход Магдалены Нойнер из спорта с внедрением биологического паспорта, кто-то говорит о том, что антидопинговые организации “свирепствуют” ограничивая в правах спортсменов. Суть этого поста не оценивать те или иные взгляды, а дать читателю непредвзятое представление о сути самого метода. Основная цель паспорта – контроль и защита спортсменов зарабатывающих свои медали трудом и потом, от мошенников в спорте. Ни больше ни меньше.

В общих чертах.

Кровяной допинг получил распространение после олимпийских игр Мехико в 1968 году. Игры проводились на высоте выше 2000 метров и с этим были связаны падения в результатах спортсменов из циклических дисциплин. Результаты выступлений были явно ниже ожидаемых, что заставило спортивных ученых обратить внимание на связь высокогорья и спортивной работоспособности, а затем уже прийти к открытию эргогенного, повышающего работоспособность, воздействия кровяного допинга. Существует много разновидностей кровяного допинга, к примеру переливание как собственной так и донорской крови, применение препаратов стимулирующих эритропоэз, то есть новообразование крови (ЭПО, CERA, генные препараты ЭПО нового поколения, пептидные ЭПО-миметики, активаторы генов ЭПО и.т.д. ) искусственные переносчики кислорода типа перфлуорокарбонов и.т.д. Все они представляют собой вызов для антидопинговых организаций.

По мере развития, как тестов так и самой антидопинговой системы, ряд препаратов которыми могли мощенничать спортсмены со временем сузился. В начале 2000-х был введен тест на обнаружение ЭПО, что имело свое воздействие. В 2004 введён тест обнаруживающий переливания чужой крови. Затем тест был доработан и критерии позитивной пробы пересмотрены, что в 2007-2009 году привело к повальному “попаданию” спортсменов в некоторых видах спорта, в том числе и в нашей стране . Но это не единственный способ противостоять использованию запрещенных препаратов.

Изменения в профиле крови спортсменов запечатленные на графике 1 с большой вероятностью связанны с введением новых допинг тестов на разных стадиях.

График 1. Отдельная благодарность Марио Зорозоли, эксперту UCI в вопросах антидопинга за разрешение использовать материал.

Кровяной допинг, тогда ещё в виде гемотрансфузий, был запрещен в 1985 году, после олимпийских игр в Лос Анджелес, где сборная команда США по велогонкам публично приписывала свои успехи успешному применению переливания крови. Не смотря на запрет, тест на переливание донорской крови был разработан лишь к 2004 году. Первым из спортсменов попавшихся на этом тесте был Льюис Хамильтон, который в последствии признался в применении не только гемотрансфузий, но и ряда других допинговых препаратов. Следует отметить то, что тест признанный пригодным для антидопинговых мер в 2004 году предназначен для детекции донорских переливаний крови. Так например на этом тесте погоревший Александр Винокуров, который судя по фактам применял кровь отца, парировал это утверждение сказав: “Если бы это была кровь моего отца, то в моих тестах однозначно должны были обнаружить завышенное количество алкоголя!”.

Шутки шутками, однако постоянное развитие антидопинговой системы привело к значительному уменьшению возможностей для мошенничества.

Из графика 1 видно, как в течении декады упало количество подозрительных проб среди профессиональных велогонщиков. Это прежде всего связанно с внедрением мер борьбы с допингом и работой антидопинговых организаций. Нельзя не отметить, что с этим выросла безопасность самих спортсменов и ожидаемо снизились результаты в скорости прохождения этапов элитных туров. Теперь, когда разработан и готов к внедрению паспорт крови, контроль за нарушениями обещает выйти на новый уровень.

Паспорт крови.

Неким прототипом паспорта крови стало еще в 90-е годы правило недопуска к соревнованиям при завышенных показателях гемоглобина. На тот момент это было актуально поскольку не было достаточно достоверных тестов. Элементарно, на практике, проблема заключалось в том, что препарат, при помощи которого искусственно повышалась концентрация гемоглобина и эритроцитов, выводился из организма в короткие сроки, а эффект вызванный его применением оставался. Таким образом пытались оградить от совсем уж бесстыдных случаев злоупотребления запрещенных препаратов, когда гемоглобин зашкаливал. При этом конечно не следует забывать о спортсменах, у которых уровень гемоглобина повышен от природы (при необходимости могут получить исключение из правил).

Паспорт крови основывается на регулярном заборе крови у спортсменов и анализе кровяных параметров. К последним прежде всего относятся гемоглобин, эритроциты и ретикулоциты. Именно с этими компонентами крови связаны такие формы допинга как эритропоэтин и гемотрансфузии (переливания крови). Повышение уровня кровяных телец, и содержания гемоглобина в них, приводит к повышению функции транспорта кислорода с кровью к мышцам и таким образом росту спортивной работоспособности. Огромное разнообразие факторов, влияющих на картину крови, диктует практику абсолютно индивидуального подхода. Сперва закладывается база данных под каждого спортсмена входящего в пул тестируемых, а затем в сравнении с этими данными строится процесс мониторинга.

Мониторинг опирается на изменения ряда показателей (далее пойдёт речь только о самых основных параметрах). В норме количество ретикулоцитов, молодой формы эритроцитов, находится в диапазоне 0,5-1,5% от общего количества красных кровяных телец, однако может и выходить за рамки без исключительных на то причин. При введении крови извне организм ощущает “достаток” эритроцитов и количество натуральных ретикулоцитов спортсмена падает. Однако введенная извне кровь также несет свои ретикулоциты, что в результате может вообще не повлиять на кровяные параметры паспорта (если смотреть только абсолютные величины ретикулоцитов).


Пример 1. Показатели профиля “чистого” спортсмена.

При заборе крови спортсмена с целью последующего переливания в качестве допингового средства (как правило это делается в подготовительный период после приема микродоз эритропоэтина) организм ощущает временно недостаток крови и стимулируется гемопоэз (новообразование крови) в результате чего растет концентрация ретикулоцитов.

Примерно аналогичные изменения происходят с гемоглобином, где при заборе крови гемоглобин падает, а при переливании резко возрастает. Все эти манипуляции переливания совершаются как правило с кровью самого спортсмена во избежании побочных реакций отторжения (подобные случаи не столь редки и могут привести к больничной койке) или возможного заражения заболеваниями переносимыми с чужой кровью.

И так два параметра (ретикулоциты и гемоглобин) можно использовать для анализа возможных манипуляций в основе мониторинга. К ним еще был выработан так называемый OFF-score или “stimulation index” индекс стимуляции, который представляет собой соотношение гемоглобина к ретикулоцитам. При помощи отслеживания этого индекса можно заметить как забор крови (падение гемоглобина и рост ретикулоцитов) так и обратное переливание крови (падение ретикулоцитов и рост гемоглобина).

Для чего нужен подобный (допинг) контроль?

Проблема заключается в том, что не смотря на плотное тестирование спортсменов, по прежнему есть небольшие возможности проскочить с контролем, как при помощи ряда препаратов так и посредством манипуляций. С развитием методов контроля эти возможности с годами значительно снизились, но тем не менее защита не 100 процента. Таким образом паспорт крови служит еще одним уровнем защиты от нечистоплотных игроков. Более плотный контроль удерживает спортсменов от злоупотребления подобными махинациями. Пример 1 и 2 взяты из исследования сделанного немецкими коллегами. В исследовании симулировался один тренировочно-соревновательный цикл длительностью в 42 недели, на протяжении которого было сделано 17 заборов крови у чистого спортсмена и 10 у спортсмена, который “попался” на манипуляциях с кровью.


Пример 2. Показатели профиля спортсмена, в котором запечатлены изменения связанные с манипуляциями кровяным допингом.

Так из диаграм видно что между 4 и 5 заборами крови произошёл спад гемоглобина со 139 до 127 г/л и при этом количество ретикулоцитов возрасло с 0,84 до 2,01, соответственно меняется и индекс стимуляции и данные аналитической программы биологического паспорта спортсмена. Затем эта кровь переливается между 7 и 8 заборами крови, где соответсвенно диаграмме гемоглобин резко вырастает, а количество ретикулоцитов падает. Эти данные также не остаются незамеченными аналитической программой и отражаются в индексе стимуляции.

Процедура рассмотрения результатов.

На графике 4 представлена система работы Биологического Паспорта Спортсмена. Основой для нее служит сбор проб у спортсмена, которые обрабатываются в оговоренные сроки и результаты заносятся в систему обработки данных (СОД). Обработка происходит при помощи специальной программы, которая высчитывает вероятность исключительности отклонения. Если регистрируется отклонение, то при необходимости, по короткому уведомлению, офицер допингового контроля может взять у спортсмена дополнительные пробы мочи или крови. Таким образом обеспечивается оперативность реакции на отклонения в показателях. Следующая ступень это анализ данных экспертами. Соответственно рекомендациям ВАДА в группу экспертов должны минимум входить гематолог (врач специализировавшийся на лечении заболеваний крови), спортивный врач или спортивный физиолог. Таким образом группа специалистов может оценить и интерпретировать результаты, учитывая как возможные изменения связанные с заболеваниями, так и связанные с регулярными занятиями спортом. Помимо прочего, группа экспертов, во всех случаях обнаружения отклонений, предоставляет спортсмену возможность объяснения возможных отклонений. Лишь затем выносится вердикт и делаются соответствующие рекомендации по данному случаю.

При анализе вышеупомянутых параметров крови следует учитывать возможную индивидуальную вариабельность, которая может быть связана с донорской сдачей крови, редкими и не очень заболеваниями крови, этническим происхождением, полом, возрастом, влиянием физической нагрузки, изменениями вызванными горной подготовкой и т.д. Профессиональный интерес допустим представляет вопрос влияния электрофереза крови на показатели биологического паспорта. Если на западе электроферез крови считается никчемной процедурой и используется больше в клиниках нетрадиционной медицины, в частном секторе, то в России это явление по сути мода. Поскольку большая часть исследований в медицине публикуется в peer review литературе и исследования проводятся за пределами России, то возникает вопрос есть ли какие-либо факты, относящиеся к доказательной медицине касательно электрофереза и связи с изменениями в параметрах крови? Берусь заверить, что нет. Это один пример из десятков возможных сценариев, где могут возникнуть определённые сложности. Всё это заставляет напоминать игру кошек и мышек в шахматы, где больше решает не что вколоть, и где вколоть, а как это интерпретировать.

Касательно слухов ухода именитых спортсменов из спорта, допустим из биатлона, из-за внедрения паспорта, мягко говоря не имеют под собой оснований. Международная федерация биатлона, наравне с конькобежным и велосипедным спортом, была одной из передовых организаций, которая участвовала в пилотном проекте биологического паспорта крови и пробы у биатлонистов стали собираться ещё несколько лет назад. Каким образом и повлияет ли новшество на поведение спортсменов и возможные махинации, покажет время. Одно можно сказать сейчас точно, арсенал возможностей для махинаций, стал ещё на один порядок меньше.

автор:
Сергей Илюков,
спортивный врач,
Хельсинкский Университет

Спорт и Наука

Возврат к списку

ПОДПИШИТЕСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ ПО НОВЫМ АКЦИЯМ И СКИДКАМ
Спасибо
Сообщение отправлено